Омар Хайям

Омар Хайям Нишапури ( , Нишапур — , там же) — персидскийфилософ, , астроном и поэт.
 Внёс вклад в алгебру построением классификации кубических уравнений и ихрешением с помощью конических сечений. Известен во всём мире каквыдающийся философ и поэт. В Иране и Афганистане Омар Хайям такжеизвестен созданием самого точного из ныне используемых календарей.Учениками Хайяма были такие учёные, как Музаффар аль-Асфизари иАбдуррахман аль-Хазини.

Имя


 Гийясаддин Абу-ль-Фатх Омар ибн Ибрахим аль-Хайям Нишапури

  • غیاث الدین Гийяс ад-Дин — хитаб, «Помощь религии».
  • '''ابوالفتح ''' Абу-ль-Фатх — кунья, «отец Фатха» (у него не было сына по имени «Фатх»).
  • عمر Омар — исм (личное имя).
  • بن ابراهیم ибн Ибрахим — насаб, «сын Ибрахима».
  • خیام ''Хайям '' — тахаллус, «палаточный мастер» (предположительно, указание на ремесло отца; от слова «хайма» — палатка, от этого же слова предположительно происходит старорусское «хамовник» — текстильщик).
  • نیشابورﻯ Нишапури — нисба, «из Нишапура».

Биография


 Родился в городе Нишапур, который находится в Хорасане (ныне иранскаяпровинция Хорасан-Резави). Омар был сыном палаточника, также у него быламладшая сестра по имени Аиша. В 8 лет начал глубоко заниматьсяматематикой, астрономией, философией. В 12 лет Омар стал ученикомНишапурского медресе. Позднее обучался в медресе Балха, Самарканда иБухары. Там он с отличием закончил курс по мусульманскому праву имедицине, получив квалификацию хакима, то есть врача. Но медицинскаяпрактика его мало интересовала. Изучал сочинения известного математика иастронома Сабита ибн Курры, труды греческих математиков.
 Детство Хайяма пришлось на жестокий период сельджукского завоеванияЦентральной Азии. Погибло множество людей, в том числе значительнаячасть учёных. Позже в предисловии к своей «Алгебре» Хайям напишетгорькие слова: Мы были свидетелями гибели учёных, от которых осталасьнебольшая многострадальная кучка людей. Суровость судьбы в эти временапрепятствует им всецело отдаться совершенствованию и углублению своейнауки. Большая часть тех, которые в настоящее время имеют вид учёных,одевают истину ложью, не выходя в науке за пределы подделки и лицемерия.И если они встречают человека, отличающегося тем, что он ищет истину илюбит правду, старается отвергнуть ложь и лицемерие и отказаться отхвастовства и обмана, они делают его предметом своего презрения инасмешек.
 В возрасте шестнадцати лет Хайям пережил первую в своей жизни утрату: вовремя эпидемии умер его отец, а потом и мать. Омар продал отцовский доми мастерскую и отправился в Самарканд. В то время это был признанный наВостоке научный и культурный центр. В Самарканде Хайям становитсявначале учеником одного из медресе, но после нескольких выступлений надиспутах он настолько поразил всех своей учёностью, что его сразу жесделали наставником.
 Как и другие крупные учёные того времени, Омар не задерживался подолгу вкаком-то городе. Всего через четыре года он покинул Самарканд и переехалв Бухару, где начал работать в хранилищах книг. За десять лет, чтоучёный прожил в Бухаре, он написал четыре фундаментальных трактата поматематике.
 В 1074 году его пригласили в Исфахан, центр государства Санджаров, кодвору сельджукского султана Мелик-шаха I. По инициативе и припокровительстве главного шахского визиря Низам аль-Мулька Омарстановится духовным наставником султана. Через два года Мелик-шахназначил его руководителем дворцовой обсерватории, одной из крупнейших вмире. Работая на этой должности, Омар Хайям не только продолжал занятияматематикой, но и стал известным астрономом. С группой учёных онразработал солнечный календарь, более точный, чем григорианский.Составил «Маликшахские астрономические таблицы», включавшие небольшойзвездный каталог. Здесь же написал «Комментарии к трудностям вовведениях книги Евклида» (1077 г.) из трёх книг; во второй и третьейкнигах исследовал теорию отношений и учение о числе. Однако в 1092 году,со смертью покровительствовавшего ему султана Мелик-шаха и визиря Низамал-Мулька, исфаханский период его жизни заканчивается. Обвинённый вбезбожном вольнодумстве, поэт вынужден покинуть сельджукскую столицу.
 О последних часах жизни Хайяма известно со слов его младшегосовременника — Бейхаки, ссылающегося на слова зятя поэта. Однажды вовремя чтения «Книги об исцелении» Абу Али ибн Сины Хайям почувствовалприближение смерти (а было тогда ему уже за восемьдесят). Остановился онв чтении на разделе, посвященном труднейшему метафизическому вопросу иозаглавленному «Единое во множественном», заложил между листов золотуюзубочистку, которую держал в руке, и закрыл фолиант. Затем он позвалсвоих близких и учеников, составил завещание и после этого уже непринимал ни пищи, ни питья. Исполнив молитву на сон грядущий, он положилземной поклон и, стоя на коленях, произнёс: «Боже! По мере своих сил ястарался познать Тебя. Прости меня! Поскольку я познал Тебя, постольку як Тебе приблизился». С этими словами на устах Хайям и умер.
 В году 1113 в Балхе, на улице Работорговцев, в доме Абу Саида Джарреостановились ходжа имам Омар Хайям и ходжа имам Музаффар Исфизари, а яприсоединился к услужению им. Во время пира я услышал, какДоказательство Истины Омар сказал: «Могила моя будет расположена в такомместе, где каждую весну ветерок будет осыпать меня цветами». Меня этислова удивили, но я знал, что такой человек не станет говорить пустыхслов. Когда в 1136 я приехал в Нишапур, прошло уже четыре года с техпор, как тот великий закрыл своё лицо покрывалом земли, и низкий миросиротел без него. И для меня он был наставником. В пятницу я пошелпоклониться его праху взял с собой одного человека, чтобы он указал мнеего могилу. Он привел меня на кладбище Хайре, повернул налево у подножиястены, огораживающей сад, и я увидел его могилу. Грушевые и абрикосовыедеревья свесились из этого сада и, распростерши над могилой цветущиеветви, всю могилу его скрывали под цветами. И пришли мне на память теслова, что я слышал от него в Балхе, и я разрыдался, ибо на всейповерхности земли и в странах Обитаемой четверти я не увидел бы для негоболее подходящего места. Бог, Святой и Всевышний, да уготовит ему местов райских кущах милостью своей и щедростью!

Научнаядеятельность


Математика


 Хайяму принадлежит «Трактат о доказательствах задач алгебры иалмукабалы», в котором даётся классификация уравнений и излагаетсярешение уравнений 1-й, 2-й и 3-й степени. В первых главах трактата Хайямизлагает алгебраический метод решения квадратных уравнений, описанныйещё ал-Хорезми. В следующих главах он развивает геометрический методрешения кубических уравнений, восходящий к Архимеду: корни данныхуравнений в этом методе определялись как общие точки пересечения двухподходящих конических сечений. Хайям привёл обоснование этого метода,классификацию типов уравнений, алгоритм выбора типа конического сечения,оценку числа (положительных) корней и их величины. К сожалению, Хайям незаметил, что кубическое уравнение может иметь три положительныхдействительных корня. До явных алгебраических формул Кардано Хайямудойти не удалось, но он высказал надежду, что явное решение будетнайдено в будущем.
 Во введении к данному трактату Омар Хайям даёт первое дошедшее до насопределение алгебры как науки, утверждая: алгебра — это наука обопределении неизвестных величин, состоящих в некоторых отношениях свеличинами известными, причём такое определение осуществляется с помощьюсоставления и решения уравнений.
 В 1077 г. Хайям закончил работу над важным математическим трудом —«Комментарии к трудностям во введениях книги Евклида». Трактат состоялиз трёх книг; первая содержала оригинальную теорию параллельных прямых,вторая и третья посвящены усовершенствованию теории отношений ипропорций. В первой книге Хайям пытается доказать V постулат Евклида изаменяет его более простым и очевидным эквивалентом: Двесходящиеся прямые должны пересечься; по сути, в ходе этих попыток ОмарХайям доказал первые теоремы геометрий Лобачевского и Римана.
 Далее Хайям рассматривает в своём трактате иррациональные числа каквполне законные, определяя равенство двух отношений как последовательноеравенство всех подходящих частных в алгоритме Евклида. Евклидову теориюпропорций он заменил численной теорией.
 При этом в третьей книге «Комментариев», посвящённой составлению(то есть умножению) отношений, Хайям по-новому трактует связь понятийотношения и числа. Рассматривая отношение двух непрерывныхгеометрических величин A и B, он рассуждает так: «Выберемединицу и сделаем её отношение к величине G равным отношениюA к B, и будем смотреть на величину G как на линию,поверхность, тело или время; но будем смотреть на неё как на величину,отвлечённую разумом от всего этого и принадлежащую к числам, но не кчислам абсолютным и настоящим, так как отношение A к Bчасто может не быть числовым\ldots Следует, что бы ты знал, что этаединица является делимой и величина G, являющаяся произвольнойвеличиной, рассматривается как число в указанном выше смысле».Высказавшись за введение в математику делимой единицы и нового родачисел, Хайям теоретически обосновал расширение понятия числа доположительного действительного числа.
 Ещё одна математическая работа Хайяма — «Об искусстве определенияколичества золота и серебра в состоящем из них теле» — посвященаклассической задаче на смешение, впервые решённой ещё Архимедом.

Астрономия


 Хайям возглавлял группу астрономов Исфахана, которая в правлениесельджукского султана Джалал ад-Дина Малик-шаха разработалапринципиально новый солнечный календарь. Он был принят официально в 1079г. Основным предназначением этого календаря была как можно более строгаяпривязка Новруза (то есть начала года) к весеннему равноденствию,понимаемому как вхождение солнца в зодиакальное созвездие Овна. Так, 1фарвардина (Новруз) 468 солнечного года хиджры, в которое был приняткалендарь, соответствовало пятнице, 9 рамазана 417 лунного года хиджры,и 19 фарвардина 448 года эры Йездигерда (15 марта 1079 г.). Для отличияот зороастрийского солнечного года, называвшегося «древним» или«персидским» , новый календарь стали называть по имени султана —«Джалали» или «Малеки». Количество дней в месяцах календаря «Джалали»варьировало в зависимости от сроков вступления солнца в тот или инойзодиакальный знак и могло колебаться от 29 до 32 дней. Были предложены иновые названия месяцев, а также дней каждого месяца по образцузороастрийского календаря. Однако они не прижились, и месяцы сталиименоваться в общем случае именем соответствующего знака зодиака.
 С чисто астрономической точки зрения календарь «Джалали» был точнее, чемдревнеримский юлианский календарь, применявшийся в современной ХайямуЕвропе, и точнее, чем позднейший европейский григорианский календарь.Вместо цикла «1 високосный на 4 года» (юлианский календарь) или «97високосных на 400 лет» (григорианский календарь) Хайямом принято былосоотношение «8 високосных на 33 года». Другими словами, из каждых 33-хлет 8 были високосными и 25 обычными. Этот календарь точнее всех другихизвестных соответствует году весенних равноденствий. Проект Омара Хайямабыл утверждён и лёг в основу иранского календаря, который вплоть донастоящего времени действует в Иране в качестве официального с 1079года.
 Хайям составил «Маликшахов зидж», включающий звёздный каталог 100 яркихзвёзд и посвященный сельджукскому султану Маликшаху ибн Алп Арслану.Наблюдения зиджа датированы 1079 годом («на начало [первого] годависокоса малики»); рукопись не сохранилась, но существуют списки с неё.

Рубаи


 При жизни Хайям был известен исключительно как выдающийся учёный. Напротяжении всей жизни он писал стихотворные афоризмы (рубаи), в которыхвысказывал свои сокровенные мысли о жизни, о человеке, о его знании вжанрах хамрийят и зухдийят. С годами количество приписываемых Хайямучетверостиший росло в геометрической прогрессии и к XX веку превысило5000. Очевидно, свои сочинения приписывали Хайяму все те, кто опасалсяпреследований за вольнодумство и богохульство. Точно установить, какиеиз них действительно принадлежат Хайяму (если он вообще сочинял стихи),практически невозможно. Некоторые исследователи считают возможнымавторство Хайяма в отношении 300—500 рубаи.
 Такая разносторонность талантов привела к тому, что до конца 19 векасчиталось, что Хайям-поэт и Хайям-ученый — это разные люди (вэнциклопедии Брокгауза и Ефрона о них существуют разные статьи: т.XXXVII — Хейям Омар ибн-Ибрахим Нишапурский и т. XXIa — ОмарАлькайями).
 Долгое время Омар Хайям был забыт. По счастливой случайности тетрадь сего стихами попала в викторианскую эпоху в руки английского поэтаЭдварда Фицджеральда, который перевёл многие рубаи сначала на латынь, апотом на английский. В начале XX века рубаи в весьма вольном иоригинальном переложении Фицджеральда стали едва ли не самым популярнымпроизведением викторианской поэзии. Всемирная известность Омара Хайямакак глашатая гедонизма, отрицающего посмертное воздаяние, пробудилаинтерес и к его научным достижениям, которые были открыты заново ипереосознаны.

ВысказыванияХайяма


 «О небо, к подлецам щедра твоя рука: / Им — бани, мельницы и водыарыка; / А кто душою чист, тому лишь корка хлеба. / Такое небо — тьфу!— не стоит и плевка».

Память оХайяме


 Хотя прижизненных изображений Омара Хайяма не сохранилось и его обликнеизвестен, памятники поэту были установлены во многих персоязычныхстранах и за их пределами (например, в Душанбе, Ашхабаде, Бухаресте). В1935 году азербайджанский писатель Гусейн Джавид написал пьесу «Хайям»,посвящённую Омару Хайяму.

  • В 1970 году Международный астрономический союз присвоил имя Омара Хайяма кратеру на обратной стороне Луны.
  • В США о нем было снято несколько биографических фильмов: «Omar Khayham» (1924), в роли Фил Данхэм; «Omar Khayyam» (1957), в главной роли Корнел Уайлд; «Omar Al-Khayyam» (2002), в роли Джихад Саад / Jihad Saad; «Хранитель: Легенда об Омаре Хайяме» (2005), в главной роли - Бруно Ластра. Также в Турции вышел «Ömer Hayyam» (1973), в роли Оргун Сонат / Orçun Sonat.

Изданиярубаи


 Первым стал переводить Омара Хайяма на русский язык В. Л. Величко(1891). Хрестоматийный перевод рубаи на русский язык (1910) выполнилКонстантин Бальмонт. Некоторые русскоязычные издания рубаи:

  • Омар Хайям Рубайят. Перевёл с таджикского-фарси: Владимир Державин. Издательство «ИРФОН», Душанбе, 1965 г.
  • Омар Хайям Рубаи. Пер. с фарси // Ирано-Таджикская поэзия. — М.:Художественная литература, 1974. — С. 101—124. / Библиотека всемирной литературы, серия 1, Т. 21.
  • Омар Хайям Рубаи. — Ташкент, изд. ЦК КП Узбекистана, 1978. — 104 с., 200 000 экз.
  • Омар Хайям Рубаи: Лучшие переводы / Сост.,вступ.статья, примеч. Ш. М. Шамухамедова. — Ташкент, Издательство ЦК Компартии Узбекистана, 1982. — 128 с., 7 вкл.л., 200 000 экз. (Избранная лирика Востока. Издание второе, дополненное)
  • Омар Хайям Рубаи. Перевод С. Северцева — в: Великое Древо. Поэты Востока. М., 1984, с. 282—284.
  • Омар Хайям Рубаи: Пер. с перс.-тадж. / Вступ. ст. З. Н. Ворожейкиной и А. Ш. Шахвердова; Сост. и примеч. А. Ш. Шахвердова. — Л.: Сов. писатель, 1986. — 320 с. Тираж 100 000 экз. (Библиотека поэта. Большая серия. Издание третье).
  • Омар Хайям: Рубайят. Сопоставление переводов.. - СПб.: Издательство РХГА, 2012. - C. 696.